Серия книг про Анжелику. Анн и Серж Голон.

Анжелика и Дьяволица. Часть 2. Глава 12

— Еще бы нам не волноваться, — желчно проговорила Бертилья, — вы с вашими гнусными опытами уморили мою свинью… Свинью, которая обошлась нам в целое состояние! Ну, раз здесь замешаны вы, госпожа де Пейрак, никто ничего не скажет! Нам останется только смириться с нашей потерей…

— Не будьте столь агрессивны, Бертилья, и объясните наконец, в чем дело, какой ущерб я вам причинила?

— Вы убили мою свинью, — повторила молодая женщина.

Все разглядывали что-то внизу, под окном. Наклонившись, Анжелика увидела на земле розовую тушу: это была свинья Рамберов, лежащая неподвижно, будто мертвая.

— Что с ней случилось?

— Ваша свинья ела все подряд, — заметил Эрве Ле Галь, — она, наверное, проглотила какие-нибудь колючки.

— Нет, — сварливо и упрямо возразила Бертилья, — я знаю, что говорю. Вчера вечером я видела, как госпожа де Пейрак выбросила что-то в окно, а сегодня на этом месте находят сдохшую свинью.

— Я вылила отвар, — объяснила Анжелика, — Она не могла его выпить.

— Она могла съесть коренья, пропитавшиеся вашим отваром.

— Но говорю же вам, он был совершенно безвреден.

— Так почему же вы его вылили?

— — Отвар был уже несвежий, но в любом случае от него не могло быть никакого вреда.

— А почему ваша свинья всегда рылась в соседских огородах? — вопросил сосед в полотняной шапочке. — Не далее как вчера она копалась в моих кукурузных грядках.

— Вы что, предлагаете нам держать ее на привязи? — возмутился мужчина в меховой шапке.

Это был супруг Бертильи, бывший муж бедной Женни Маниго, Жермен Рамбер. Анжелика его не узнала. Небритым, обветренным лицом он походил на зверобоя.

Вежливо, но настойчиво Анжелика попросила всех покинуть сад Бернов и пойти спорить в другое место, предварительно приведя в порядок участок. Жермен Рамбер попросил помочь ему сделать носилки, чтобы перенести свинью, которая весила не менее двухсот фунтов.

— Для них это просто катастрофа! — вздохнула Абигель, когда узнала о том, что случилось. — Они купили эту свинью у французов из Порт-Руаяля за набор шкурок и, несколько луидоров, которые Жермен привез из Ла-Рошели. Тем самым они обеспечили себя пропитанием на всю зиму, и им не нужно было бы просить помощи у общины. Эта семья живет отдельно от всех и не хочет ни с кем иметь дело. Жермен охотится. Он предпочитает торговать мехами вместе с дикарями, нежели работать на колонию. Семья Маниго его совсем не видит…

Чуть позже Бертилья появилась снова с маленьким Шарлем-Анри на руках. Было видно, что она пришла не по, своей воле, а по принуждению. Она нелюбезно спросила у Анжелики, может ли она подтвердить, что отвар не содержит яда. В таком случае, при всей необъяснимости гибели животного, вероятно, можно было бы спасти окорока и покоптить их, если уж не удалось забить свинью по всем правилам и приготовить из ее мяса сосиски и кровяную колбасу.

Анжелика уже позаботилась об Абигель, о новорожденной и о котенке, который, похоже, понемногу оправлялся от ран. Она прибрала в доме, подмела у очага и собиралась отправиться в лагерь Шамплен.

Она вдруг подумала о том, сколь безутешна, должно быть, бедная мисс Пиджон после ужасной гибели пастора, и ругала себя за то, что не сразу вспомнила о несчастной английской старой деве, одной из немногих, кому удалось спастись из бойни в Брансуик-Фолсе.

Услышав слово «яд», Анжелика сперва пожала плечами, а потом испытала внезапное потрясение, только сейчас осознав ужасную истину. Она почувствовала, как холодный пот выступил у нее на лбу.

— Яд?

— Так там все-таки был яд! — вскричала Бертилья, напуганная выражением ее лица. — Ах! Какая беда! Нам не достанется ни кусочка сала… Вы должны возместить нам убытки, — в гневе она не замечала, что чересчур энергично качает своего малыша.

— Не надо так волноваться, — сказала Анжелика, — и хватит упреков. Вам надо сетовать только на вашу собственную небрежность. Повторяю, я уверена, что в отваре, который я вылила вчера вечером, яда не было, но я все же не советовала бы есть мясо животного, которое не было забито по правилам и погибло по неизвестной причине. Вам следовало кормить его урожаем своего огорода, а не соседского.

Бертилья в ярости удалилась, громко обещая пожаловаться господину де Пейраку, когда тот вернется. Он-то уж, по крайней мере будет щедр, она в этом уверена.

Анжелика хотела отогнать от себя страшное подозрение, но ей это не удалось. Она попыталась припомнить, что произошло вчера с настоем, который она вылила на беду Бертилье. Она приготовила его, дала Абигель выпить одну чашку, и та не почувствовала никаких признаков недомогания. Потом кувшинчик с отваром целый день простоял возле очага, ибо Северина забыла выполнить ее просьбу. Когда Анжелика решила поправить эту оплошность, из-за своей неловкости она пролила несколько капель на алую наволочку. Расстроившись, она обратила внимание на неприятный цвет, который приобрел отвар в течение дня. Вылив настой за окно, она вымыла кувшин и чашку из гладкого, сверкающего неверского фаянса, на котором не могло после мытья остаться никаких следов старой жидкости. Однако Анжелика осмотрела оба сосуда, затем вышла из дому и обогнула его, чтобы взглянуть на землю под окном. Соседи выполнили требование Анжелики: унесли свинью и прибрали возле дома Бернов. Кроме человеческих следов под окном ничего не было — ни малейших остатков пищи, ничего, что могло бы указать на причину смерти животного.

«Кто сказал, что свинья погибла от отвара?! Так считает Бертилья. Но она вечно выдумывает самые невероятные истории. Даже если питье простояло целый день на жаре, оно не могло принести большого вреда. Я много раз видела, как его пьют кормящие матери…» Вернувшись в дом, Анжелика заметила в углу скомканную наволочку, снятую с подушки Абигель. , Движимая внезапным порывом, она схватила и развернула ее. В тех местах, куда упали капли, на алом шелке расплывались уродливые белесые пятна и дыры. Анжелика почувствовала, что бледнеет. Так повредить ткань мог только яд, разъедающий краску и разрушающий материю.

Анжелика молча глядела на развернутое полотно. Она приготовила этот отвар специально для Абигель. Неужели чья-то преступная рука умышленно добавила в него смертельный яд? И если бы не Лорье, загородивший своей корзиной кувшин так, что Северина забыла после обеда подать его Абигель, молодая мать приняла бы страшную и быструю смерть. И если бы вчера вечером Анжелика не решила приготовить новый настой, то она из собственных рук напоила бы лучшую подругу отравленным питьем. Нет, она сходит с ума!

Кто мог желать смерти Абигель?!

— Много ли народу у вас побывало вчера днем? — спросила Анжелика, обернувшись к Абигель, которая молчала, не сводя с нее глаз.

— О! Много! Это было настоящее паломничество.

— Но кто? Назовите их имена.

— Я не могу всех припомнить. Иногда я утомлялась и немного дремала. Во всяком случае, я точно помню, что приходил господин Патюрель с лейтенантом, господином де Барсампюи. И квартирмейстер Ванно. Он подарил мне резную пенковую вещицу. А еще.., ах да, припоминаю, у нас был юнга.., вы знаете юнгу с «Единорога»? Он тоже хотел мне кое-что подарить: деревянную резную ложку. Я отказалась — ведь это все, что осталось у бедного юноши! Да, чуть не забыла, приходила Жюльена, королевская невеста, которая вышла замуж за одного из пиратов. Она просидела довольно долго. Ей хотелось мне чем-нибудь помочь, и она стала прясть пряжу, которую я забросила из-за родов. Она очень ловко управлялась с веретеном. Это, в общем-то, очень добрая девушка.

— А кто еще?

Анжелика сложила наволочку и перед тем, как положить в карман, завернула ее в кусок ткани.

— Больше не знаю, забыла. Но я вам скажу, как только припомню чье-нибудь имя или лицо. Но почему вы спрашиваете? И почему Бертилья вернулась и так кричала? Вас что-то тревожит?

— Нет. Бертилья считает, что ее свинья умерла из-за того, что съела какую-то гадость в вашем саду. Вы же знаете, как она любит устраивать склоки.

— Возможно, она права. По совету вождя индейцев Эчемина, отца госпожи д'Урвилль, я посадила растения, которые называются картофель. У них съедобные корни, но говорят, что завязи на стеблях, похожие на маленькие помидоры, ядовиты. Я даже детей предупредила, чтобы они ненароком их не сорвали.

— Скорее всего, это именно так, — с облегчением вздохнула Анжелика.

Правда, оставались таинственные пятна на наволочке. Анжелика никак не могла отделаться от навязчивого видения: преступная рука сыплет яд в лекарство, предназначенное для Абигель. Сколь ни невероятным казалось такое предположение, но происшествия, дурные совпадения и напряжение последних дней убеждали Анжелику в его достоверности. Какой-то безумец бродит среди них, сея зло и, повинуясь своим воспаленным видениям, покушается на всякого, будь то котенок, роженица или ребенок… А снотворное в кофе? А смерть иезуита и пастора? По крайней мере, хоть здесь некого было винить. Всему причиной было природное неистовство характеров, толкнувшее священников на поединок.

Анжелика обхватила руками голову. Что стало с маленьким шведом и с письмом иезуита?

Она наклонилась к котенку, неподвижно лежащему в мягком кресле. Он пока не мог лежать на боку, как здоровые кошки, и сидел в терпеливой, смиренной позе: лапки зверька были поджаты, шея вытянута, голова наклонена вперед, глаза полузакрыты. Казалось, что он едва дышит.

— Хоть ты скажи, кого ты видел тогда? — прошептала Анжелика. — Ты-то знаешь, ты знаешь все. Ах, если бы ты умел говорить!

Если бы Жоффрей был здесь, он бы сразу сказал, какое химическое или природное вещество могло оказаться столь ядовитым, и уничтожить краску, и разъесть ткань до дыр.

Анжелике казалось, что ее мужа нет рядом уже целую вечность. На самом деле он отсутствовал всего пять дней.

Если он уладит все дела с англичанами на реке Святого Иоанна, все равно он вернется не раньше, чем через неделю.

Что же ей сейчас предпринять? Может быть, поговорить с Коленом? А кто разберется в этих подозрительных пятнах? Может ли так повредить материю неядовитое вещество?

Анжелика вдруг снова подумала о торговце пряностями, который приплыл с экипажем Ванерека, корсара из Дюнкерка, и после отплытия «Бесстрашного» остался в Голдсборо со своим слугой с Карибских островов.

Наказав Северине следить за каждым, кто придет навестить их мать и маленькую сестру, Анжелика пошла посоветоваться с этим человеком. Но, как назло, два или три дня тому назад он исчез. Никто не мог сказать, уплыл ли он по морю или ушел лесной тропой, — слишком многие бывают в этим местах.

Анжелика вспомнила, как Колен говорил на Совете о том, что нужно завести журнал и вписывать в него каждого, кто пробудет в Голдсборо больше двух дней. И любой гость города должен указывать, когда и в каком направлении он намерен уехать. Мудрое решение!

Анжелике хотелось посоветоваться с Коленом. Однако об опасности, нависшей над ними, говорила лишь ее женская интуиция, доказательства же были скудны, а порой смехотворны. Она боялась, что ее сочтут нервозной особой, которая надоедает окружающим и, как знать, может быть ищет предлог остаться наедине с губернатором Коленом Патюрелем. Пожалуй, впервые в жизни Анжелика не знала, что она должна предпринять и даже что думать. Ее не оставляли сомнения: то до боли в сердце она была убеждена в близкой и страшной опасности, то ее боязнь рассеивалась, и их положение представлялось довольно прочным.

В конце концов, что произошло из ряда вон выходящего?

Два человека в пылу схватки нанесли друг другу смертельные удары, шалун-котенок попался под ноги грубому матросу, прожорливая свинья отравилась ядовитой завязью картофеля, старая индианка напилась допьяна.., обычные жизненные происшествия и несчастные случаи.

Полуденный ветер дышал в лицо зноем, доводя Анжелику до изнеможения.

Если бы Жоффрей был здесь… Никогда она так отчетливо не ощущала, что он — ее надежда и путеводная звезда. Из всех испытаний, которые он преодолел, из всех трудностей, которые он превозмог, родилась его удивительная интуиция, сродни животному инстинкту. Если он говорил: «Это пустяки», можно было не волноваться. Если он говорил: «Надо поостеречься», приходилось быть начеку. Враг не дремал, но и Жоффрея нельзя было обмануть невинной внешностью; ему не мешали ни жара, ни ветер.

Но муж был далеко. С какими врагами сейчас воюет он? Где-то там, на востоке, в центре Французского залива… Где он? Как хотелось ей поскорее его увидеть!

Анжелика направилась в лагерь Шамплен. Она нашла мисс Пиджон одну: англичанка сидела на стволе поваленного дерева, скрестив руки на коленях.

Анжелика подошла к ней, села рядом, обняла за плечи и тихо сказала по-английски: «My poor dear, моя бедная, моя дорогая…» Мисс Пиджон заплакала.

Какие мечты, какая нежность и преданность скрывались за тонким увядающим лицом старой девы с американского побережья, выросшей между дремучими лесами и морем, воспитанной в соответствии со строгими правилами пуританской морали? Но каждый человек имеет право на тайные мечты.

— Почему его довели до такой ярости? — наконец смогла. выговорить она. — Он был такой чувствительный! Ничтожный пустяк мог вывести его из себя…

Анжелика знала, что говоря так о преподобном Пэтридже англичанка была отчасти права. Этот человек и в самом деле был чувствительным на свой манер и, как все глубоко образованные люди, страдал от мракобесия невежд и скудоумия рода людского.

— Он так боялся за свою паству, за наши души. Когда мы оказались рядом с французами, он постоянно призывал нас молиться. Кому понадобилось говорить ему, что нас собираются отправить в Квебек в сопровождении иезуита и принудить принять католичество?! Ведь это же не правда?

— Конечно, нет! Как вы недоверчивы! Я ведь много раз вам повторяла, что здесь, под покровительством графа де Пейрака, вы в безопасности! Почему вместо того, чтобы поверить мне, Пэтридж разъярился из-за очередных вздорных слухов?!

— Вы правы! Но, знаете, после того, как в схватке с индейцами его, беднягу, ранили в голову, он стал чересчур вспыльчивым…

Старая дева говорила о воинственном пасторе с нежностью и упоением, которые она ни разу не позволила себе проявить при его жизни. Анжелику связывали с ней общие воспоминания о путешествии из Брансуик-Фолса в Голдсборо, после кровавой бойни в поселке англичан, и она согласилась с мисс Пиджон.

— Признаюсь, я никогда не видела, чтобы кто-нибудь столь мужественно переносил страдания, получив такую ужасную рану. Это был человек исключительной стойкости.

— Вы тоже так думаете?

Женщины еще беседовали некоторое время, и мисс Пиджон понемногу стала успокаиваться. Анжелика уже подумывала о возвращении, как вдруг увидела всадника. Издали она узнала Колена. Он заехал в лагерь, что-то спросил, и ему указали на то место, где находились женщины.

Вскоре Колен прискакал к ним, галантно поклонился и обратился к Анжелике:

— Уже поздно, сударыня. Вам не следует возвращаться одной в Голдсборо. Вы совершили ошибку, придя сюда без сопровождения. Я приехал за вами.

Затем он по-английски заговорил с мисс Пиджон:

— Мисс, не могли бы вы завтра прийти на заседание Совета. Я хотел просить вас по утрам заниматься английским языком с детьми гугенотов. Их будут привозить к вам на телеге, и за работу вы будете получать продукты, жалование и нашу помощь.

— Так это правда, что нас не выдадут канадцам? — воскликнула вконец успокоенная мисс Пиджон.

— Конечно, нет. Кто распространяет эти дурные слухи? Я только что еще раз заверил ваших соотечественников, что подобные слухи безосновательны. Как только улягутся волнения в Массачусетском заливе, вы сможете беспрепятственно вернуться в Новую Англию. А пока подумайте о моем предложении.

Назад | Наверх | Вперед

Оглавление
Анжелика Анжелика. Часть 1. Маркиза ангелов Анжелика. Часть 2. Тулузская свадьба Анжелика. Часть 3. В галереях Лувра Анжелика. Часть 4. Костер на гревской площади Путь в Версаль Путь в Версаль. Часть 1. Двор чудес Путь в Версаль. Часть 2. Таверна 'Красная маска' Путь в Версаль. Часть 3. Дамы аристократического квартала Дю Марэ Анжелика и король Анжелика и король. Часть 1. Королевский двор Анжелика и король. Часть 2. Филипп Анжелика и король. Часть 3. Король Анжелика и король. Часть 4. Борьба Неукротимая Анжелика Неукротимая Анжелика. Часть 1. Отъезд Неукротимая Анжелика. Часть 2. Кандия Неукротимая Анжелика. Часть 3. Верховный евнух Неукротимая Анжелика. Часть 4. Побег Бунтующая Анжелика Бунтующая Анжелика. Часть 1. Потаенный огонь Бунтующая Анжелика. Часть 2. Онорина Бунтующая Анжелика. Часть 3. Протестанты Ла-рошели Анжелика и её любовь Анжелика и её любовь. Часть 1. Путешествие Анжелика и её любовь. Часть 2. Мятеж Анжелика и её любовь. Часть 3. Страна радуг Анжелика в Новом Свете Анжелика в Новом Свете. Часть 1. Первые дни Анжелика в Новом Свете. Часть 2. Ирокезы Анжелика в Новом Свете. Часть 3. Вапассу Анжелика в Новом Свете. Часть 4. Угроза Анжелика в Новом Свете. Часть 5. Весна Искушение Анжелики Искушение Анжелики. Часть 1. Фактория голландца Искушение Анжелики. Часть 2. Английская деревня Искушение Анжелики. Часть 3. Пиратский корабль Искушение Анжелики. Часть 4. Лодка Джека Мэуина Искушение Анжелики. Часть 5. Золотая Борода терпит поражение Анжелика и Дьяволица Анжелика и Дьяволица. Часть 1. Голдсборо или первые ростки Анжелика и Дьяволица. Часть 2. Голдсборо или ложь Анжелика и Дьяволица. Часть 3. Порт-Руаяль или страдострастие Анжелика и Дьяволица. Часть 4. В глубине французского залива Анжелика и Дьяволица. Часть 5. Преступления в заливе святого Лаврентия Анжелика и заговор теней Анжелика и заговор теней. Часть 1. Покушение Анжелика и заговор теней. Часть 2. Вверх по течению Анжелика и заговор теней. Часть 3. Тадуссак Анжелика и заговор теней. Часть 4. Посланник короля Анжелика и заговор теней. Часть 5. Вино Анжелика и заговор теней. Часть 6. Приезды и отъезды Анжелика в Квебеке Анжелика в Квебеке. Часть 1. Прибытие Анжелика в Квебеке. Часть 2. Ночь в Квебеке Анжелика в Квебеке. Часть 3. Дом маркиза Де Виль Д'аврэя Анжелика в Квебеке. Часть 4. Монастырь Урсулинок Анжелика в Квебеке. Часть 5. Бал в день Богоявления Анжелика в Квебеке. Часть 6. Блины на сретение Анжелика в Квебеке. Часть 7. Сад губернатора Анжелика в Квебеке. Часть 8. Водопады монморанси Анжелика в Квебеке. Часть 9. Прогулка к берришонам Анжелика в Квебеке. Часть 10. Посланник со Святого Лаврентия Анжелика в Квебеке. Часть 11. Казнь ирокеза Анжелика в Квебеке. Часть 12. Письмо короля Дорога надежды Дорога надежды. Часть 1. Салемское чудо Дорога надежды. Часть 2. Черный монах в Новой Англии Дорога надежды. Часть 3. Возвращение на 'Радуге' Дорога надежды. Часть 4. Пребывание в Голдсборо Дорога надежды. Часть 5. Счастье Дорога надежды. Часть 6. Путешествие в Монреаль Дорога надежды. Часть 7. На реке Триумф Анжелики Триумф Анжелики. Часть 1. Щепетильность, сомнения и муки Шевалье Триумф Анжелики. Часть 2. Меж двух миров Триумф Анжелики. Часть 3. Чтение третьего семистишия Триумф Анжелики. Часть 4. Крепость сердца Триумф Анжелики. Часть 5. Флоримон в Париже Триумф Анжелики. Часть 6. Кантор в Версале Триумф Анжелики. Часть 7. Онорина в Монреале Триумф Анжелики. Часть 8. Дурак и золотой пояс Триумф Анжелики. Часть 9. Дьявольский ветер Триумф Анжелики. Часть 10. Одиссея Онорины Триумф Анжелики. Часть 11. Огни осени Триумф Анжелики. Часть 12. Путешествие архангела Триумф Анжелики. Часть 13. Белая пустыня Триумф Анжелики. Часть 14. Плот одиночества Триумф Анжелики. Часть 15. Дыхание Оранды Триумф Анжелики. Часть 16. Исповедь Триумф Анжелики. Часть 17. Конец зимы Триумф Анжелики. Часть 18. Прибытие Кантора и Онорины в Вапассу