Серия книг про Анжелику. Анн и Серж Голон.

Анжелика и Дьяволица. Часть 5. Глава 18

В дверном проеме появился другой «единорог». В лучах солнца блеснула его золотая спина.

Вот он протиснулся в домик Анжелики, и за ним показалась непривлекательная физиономия капитана Симона. Распрямившись, он едва не задел седой головой балки под потолком.

— Мадам, позвольте доверить его вам, — сказал он густым басом. — Я ухожу и не могу взять его с собой.

— Но я не хочу держать у себя этого зверя, — воскликнула Анжелика.

— Почему? Он совсем не злой. Капитан положил руку на загривок деревянного позолоченного единорога.

— Как он красив! — восторженно прошептал он. Увидев за спиной капитана походный мешок, Анжелика спросила:

— Вы уходите?

— Да, ухожу.

Лицо его осунулось, обросло седоватой бородой. Он отвел глаза.

— Сначала Мария. Позавчера Петронилья… Славная была женщина, мы прекрасно ладили. Больше мне не под силу увидеть все это. Ухожу. Хватит с меня. Ухожу вместе с юнгой, кроме него у меня никого нет.

— Вам не удастся пройти, — вполголоса сказала Анжелика. — «Они» и в лесу, и даже здесь, среди нас…

Капитан Симон не стал спрашивать, кого она имеет в виду.

— Я-то пройду… А вот мой единорог… Доверяю его вам, мадам. Вернусь за ним при первой возможности…

— Вы никогда не вернетесь, — повторила Анжелика. — Она не позволит вам уйти, пошлет за вами погоню из тех самых людей, которые организовали крушение корабля и истребили ваш экипаж.

Старый капитан с ужасом взглянул на Анжелику, но не вымолвил ни слова и тяжелым шагом направился к двери, где его ждал юнга с деревянной удочкой.

— ..Еще одно слово, капитан.., прежде чем вы унесете свою тайну в могилу, — остановила его Анжелика. — Ведь вам, профессиональному мореплавателю, всегда было ясно, что вы пришли не в Квебек. Разве я не права? Вы знали свой пункт назначения — Французский залив, Голдсборо. Почему же вы подставили под удар свою репутацию капитана и продолжали молчать даже после всего того, что произошло?

— Она заплатила мне за это, — промолвил капитан.

— Как она вам заплатила?

Он снова с испугом посмотрел на Анжелику, губы его дрогнули, и она подумала, что он заговорит. Но капитан сдержался и, опустив голову, удалился в сопровождении своего юнги.

Усталая Анжелика осталась наедине с единорогом, как вдруг появился маркиз де Виль д'Авре. Очень взволнованный, он закрыл дверь на засов и проверил, хорошо ли закрыто окно, чтобы никто не мог подслушать его доверительное сообщение.

— Я знаю все, — восторженно заявил он, — именно все и никак иначе!

С торжествующим видом расхаживая по комнате, он начал свой рассказ:

— Старина Симон решил рассказать мне то, что он устыдился рассказать вам как женщине. «Я влип в эту историю как последний кретин, но хоть под конец решил искупить по возможности свою вину». Это его слова, я передаю их вам буквально. Короче говоря, он сообщил мне все, что известно ему. Сопоставив его рассказ со сведениями, которые сообщил Патюрель и с нашими подозрениями о заговоре между герцогиней де Модрибур и устроителями кораблекрушений, мы получаем вполне ясную картину. Как я и предполагал, У истоков этого дела стоят королевские чиновники, скрипящие перьями в своих затхлых парижских конторах. Когда Симон обратился к ним с просьбой подыскать ему клиента для перевозки фрахта, его вовлекли в заговор, начатый еще в прошлом году, чтобы помешать вашему мужу, графу де Пейраку, вести независимую политику колонизации здешних территорий, которые мы по праву считаем принадлежащими Франции. Поэтому в Париже решили провести во Французском заливе хорошо скоординированную акцию с целью вытеснить из Голдсборо слишком предприимчивых, слишком уверенных в себе и своем богатстве, непокорных, в общем, опасных конкурентов: вашего супруга и его компаньонов.

Капитану Золотая Борода были вручены соответствующие королевские грамоты с поручением захватить данную территорию с правом приобретения, прогнав самозванца-еретика. Представителем Колена на переговорах в Версале по этим вопросам был тот самый Лопеш, о котором вы мне рассказывали. Там он познакомился с капитаном Симоном. Разговорившись, они выяснили, что обоим поручили одно и то же дело — вытеснить некоего Пейрака с побережья территории Мэн. Именно так можно объяснить фразу, сказанную Лопсшом: «Когда ты увидишь высокого капитана с фиолетовым родимым пятном на лице, знай, что твои враги неподалеку».

В Париже понимали, что Золотая Борода имеет в Голдсборо примерно равные шансы и на успех, и на провал. Случилось последнее, а именно: ему говорили о «кучке еретиков», а встретил он отлично подготовленных гугенотов из Ла-Рошели, которые сумели отстоять свои земли.

В Париже опасались и того, что даже в случае захвата Голдсборо у Колена может не хватить сил одолеть человека, которому уже принадлежат многочисленные фактории и рудники и чье влияние в этом крае весьма велико. Поэтому они решили продублировать свой план посредством коварной комбинации, весьма опасной для графа де Пейрака и настолько хитроумной, что я до сих пор дрожу от страха и от восхищения в том смысле, что я всегда восторгался тонким расчетом умных голов, умеющих распоряжаться людьми, как пешками на шахматной доске, управлять ими на расстоянии, интуитивно играя на самых интимных струнах человеческой души. Принимается решение — слушайте меня внимательно — попытаться подорвать не только растущую материальную мощь графа, но и его моральную силу. Делается ставка на то, что отчаявшийся, потерявший волю к сопротивлению человек не будет цепляться за клочок земли, связанный с горькими воспоминаниями. Скорее всего, он бросит все и уйдет, а всего лучше покончит с собой или просто умрет от горя — так или иначе от него удастся избавиться! Пo-видимому, осуществление этой психологической комбинации было возложено главным образом на нашу дьяволицу-герцогиню. И она проявила поразительную ловкость. Разумеется, все эти нюансы мне объяснил не Симон. Я лишь интерпретирую его признания и то видение событий, которое Сложилось у этого бедняги! Он стал той наивной пешкой, которая была призвана придать максимум благовидности появлению герцогини на месте действия. Он и его корабль должны были способствовать созданию образа богатой, набожной, экзальтированной «благодетельницы», привозящей в Квебек девушек на выданье, терпящей кораблекрушение у побережья Мэна, затем завлекающей в свои сети властителя этой территории. Легко представить, как загорелось хищное и извращенное воображение герцогини… Оставалось преодолеть первую серьезную трудность: заставить капитана Симона исполнять все капризы герцогини и согласиться молчать. И хотя уговорить любого бретонца не так-то просто, герцогиня пустила в ход свое испытанное оружие — мы знаем какое — и добилась своего. Так обстояло дело с «Единорогом» и такова роль, которую она сыграла в заговоре…

— Садитесь пожалуйста, Этьен, от вашего хождения у меня закружилась голова. И откройте дверь, здесь можно задохнуться, — сказала Анжелика.

Виль д'Авре подошел к двери и приоткрыл ее.

— По-моему, это все страшно интересно! Простите, но мне очень хочется пить, — обратился он к Анжелике.

Напившись воды из кувшина, стоящего на столе, он вытер губы и продолжил.

— Я полагаю, что герцогиня де Модрибур была выбрана для этого деликатного задания, во-первых, потому, что от нее Хотели избавиться, отослав как можно дальше, но еще и по той причине, и это было очень важным соображением, что она владеет огромным состоянием и способна щедро оплачивать любые услуги.

Прервав маркиза, Анжелика рассказала ему о письме отца де Вернона, в котором содержался намек на сговор между отцом д'Оржевалем и мадам де Модрибур.

— Тогда все становится на свои места. Герцогиня была его послушницей, и он послал ее сюда для выполнения обета послушания. Отдавал ли он себе по-настоящему отчет о ее необузданности, о тех бедах, которые она могла причинить здесь, или же был вынужден признать, что она превзошла все его ожидания? Управлять демонами — нелегкое искусство. Это так же опасно, как дрессировка ядовитых змей.

Я считаю особенно недопустимым, что все эти господа в сутанах начали вмешиваться в дела Акадии, даже не консультируясь со мною. Заранее делится пирог, издаются декреты о заселении территории, к нам посылают черных и белых демонов, и все это так, как будто меня здесь вовсе нет! Какова наглость… А как отравляют нам жизнь бегущие сюда разбойники с большой дороги, за головы которых во Франции назначено немалое вознаграждение. И кого только теперь здесь нет: простые честные люди, яркие личности с подозрительным прошлым вроде Золотой Бороды, откровенные злоумышленники и, наконец, как теперь выясняется, посланцы ада.

Попробуем резюмировать: первым направляется сюда Золотая Борода. Проведя зиму на Караибских островах, где он пытался немного пощипать испанцев, в первые же дни весны он берет курс на Голдсборо, атакует и терпит поражение. Ему приходится отступить, но он не отказывается от намерения разделаться с графом де Пейраком. Случай помогает ему захватить предводителя графских наемников Курта Рица. Затем в плен попадаете вы. Дело в том, что ваше вступление в игру несколько спутало им карты. Им было проще иметь дело только с графом, этим дворянином-авантюристом, самовольно утверждающим свою власть на суше и на море. И вдруг рядом с ним появляется женщина, которая, как и он, умеет сплотить вокруг себя людей, завоевать их преданность и всем своим присутствием как бы удваивает и без того недюжинную силу, какую олицетворяет сам граф. Этот новый расклад для них неприемлем, особенно потому, что в их планы входит намерение подорвать его моральный дух. Вы становитесь для них целью номер один. Корабль или корабли сообщников Амбруазины появляются у входа во Французский залив. В Хоусноке они пытаются навести на ваш след канадцев. Ваша гибель или плен в Квебеке должны настолько деморализовать графа де Пейрака, что власти смогут продиктовать ему условия капитуляции. Но вы ускользаете от них. По воле случая вы оказываетесь на корабле Золотой Бороды. Затем вас забирает на свою парусную лодку отец де Верной, имеющий поручение удостовериться в вашей личности. Вы скажете, что это могло произойти по инициативе сообщников Амбруазины, но я готов держать пари, что операция была задумана на более высоком уровне. Золотая Борода вынужден подчиниться иезуиту. Вы попадаете в руки тех, кто твердо решил сломить сопротивление графа де Пейрака. Но и тут у них не все получается «как обычно», о чем так сокрушалась наша очаровательная герцогиня. Прекрасно зная, что вы являетесь важной фигурой в разыгрываемой партии, отец де Верной, тем не менее, отказывается брать грех на душу и дает вам возможность вернуться в Голдсборо живой и невредимой.

Вот с этого момента, должен признаться, для меня не все ясно. Мне кажется, что люди с неизвестного корабля попытались затем использовать Золотую Бороду как яблоко раздора между вашим мужем и вами так, чтобы его и ваши сторонники сами поубивали друг друга… Что же произошло на самом деле, Анжелика? Жду вашего рассказа.

— Нет, — сказала Анжелика, — здесь замешаны личные проблемы, а потом я ужасно устала.

— Пожалуй, вы не очень любезны со мной, — разочарованно протянул Виль д'Авре. — Ради вас я так стараюсь распутать этот клубок, а вы отказываетесь довериться мне…

— Обещаю вам все рассказать подробно, но позднее…

— Когда мы прибудем в Квебек! — радостно воскликнул Виль д'Авре.

— Пусть так, — согласилась Анжелика. — А пока скажу только, что ваша догадка правильна. Они действительно все рассчитали так, чтобы мы перебили друг друга. А как вы думаете, Амбруазина была тогда среди них?

— Нет, видимо, все организовал тот бандит, который командует обоими кораблями. Он сам мог придумать этот маккиавелиевский план. Он тоже дьявол, как и она, но только мужского рода, и я как раз собирался рассказать вам о нем.

— Я видела его… Человек с бледным лицом, правильно? Я видела его только один раз, когда он явился ко мне и сказал: «Господин де Пейрак ждет вас на острове Старого корабля». Странная история. Я была совсем без сил. Ведь как раз в этот день произошло сражение, и я не отходила от раненых. Помню, я подумала: «Он бледен, как мертвец». Но страха он у меня не вызвал, и я последовала за ним без всяких опасений.

— Таково свойство исчадий ада, когда они принимают человеческий облик. Если бы они внушали страх, то люди остерегались бы их ловушек. Для контакта они выбирают обычно тот момент, когда человек наиболее утомлен и его интуитивная бдительность притупляется.

Анжелика восстановила в памяти весь этот эпизод. Был отлив, и они дошли до острова напрямик, а там ее ждал… Колен. Тем временем Жоффрею де Пейраку передали анонимную записку о том, что у Анжелики свидание с любовником. Пейрак Прибыл на остров и действительно увидел ее с Коленом. Они пробыли там всю ночь… Третьим был наблюдавший за ними граф…

Маркиз заговорил не сразу, надеясь, что она посвятит его в свой секрет. Но Анжелика промолчала.

— Ладно, — со вздохом сказал он, — я не настаиваю. Вы расскажете мне обо всем в Квебеке, когда мы удобно устроимся у моей голландской печи. Пока же ограничусь такой констатацией: ваш враг Золотая Борода стал губернатором Голдсборо и всей прилегающей территории, принадлежащей господину де Пейраку. Этот ловкий ход должен был очень не понравиться нашим интриганам-заговорщикам. Видимо, в этот момент они и ввели в игру «Единорог». Возможно, что Амбруазина с самого начала решила пожертвовать этим кораблем вместе с экипажем и даже доверенными ей девушками, чтобы ее появление в Голдсборо выглядело совершенно случайным. Возможно и другое — она приняла это решение уже на месте, располагая информацией о том, что, несмотря на все усилия противной стороны, военная и моральная сила господина де Пейрака не была подорвана. Лично я готов биться об заклад, что она всегда готова совершить преступление, физически устранить тех, кто много знает о ней, а сама она им до конца не доверяет. Кроме того, в определенный момент патологическая склонность некоторых людей к убийству может превратиться в неуемную безумную манию. Только крупные трагедии с большим числом жертв дают им ощущение могущества и даже доставляют эротическое наслаждение. Увидев на берегу людей с фонарями — а это были ее сообщники — капитан Симон, никогда не плававший в этих водах, решил, что он у цели. А в лодку она пересела до того; как корабль разбился о рифы…

— А зачем ей понадобилось спасать ребенка Жанны Мишо?

— И эту комедию она разыграла, чтобы заставить поверить в свою высокую мораль, в образ добродетельной, самоотверженной женщины. За время своего пребывания в монастырях она начиталась немало книг о житии святых и придумала для себя легенду с «жизни святой Амбруазины». Разве не была волнующей сцена ее высадки на берег после кораблекрушения?

— Была, и даже очень.

Но при всей своей ловкости, хитрости и упорстве, она иногда забывала об осторожности, когда ей хотелось понравиться как женщине. Добравшись до корабля своих сообщников, она не устояла перед соблазном надеть красные чулки, и это вызвало удивление, а затем и подозрение даже такой наивной девушки, как Кроткая Мария, которая, будучи горничной герцогини, совершенно точно знала, какие вещи из гардероба ее госпожи были погружены во Франции на «Единорог». А однажды она вернулась с морской прогулки в плаще на пурпурной подкладке, с прекрасной прической, раздушенная. Анжелика тогда удивилась: откуда это все — ведь багаж герцогини должен был лежать на дне моря?

«И как это я, женщина, не придала тогда должного значения таким важным деталям?» — спрашивала себя Анжелика.

Казалось бы, ее волосы должны были насквозь пропитаться морской водой. Между тем, Анжелику прежде всего поразило благоухание и шелковистость темной шевелюры герцогини. Эта женщина благоговейно ухаживала за своими волосами. Для нее было немыслимо прожить даже несколько дней без прически и духов. А когда она с чисто женской забывчивостью сказала Анжелике: «Вам нравятся мои духи? Могу поделиться», Анжелика наивно ответила: «А я думала, что ваш флакон с духами пропал во время кораблекрушения!» — и сразу же забыла об этом случае.

Видимо, не зря мадам Каррер, увидев мокрую одежду герцогини, пришла в большое волнение и несколько раз повторила: «Все эти пятна и дыры выглядят довольно подозрительно». Наверное, эта зоркая и опытная женщина заметила что-то искусственное. Не так уж просто превратить нарядное платье в обтрепанное, якобы пострадавшее от моря, скал, песка, и не каждый справится с такой задачей. Тем более, что Амбруазина особенно любила этот великолепный наряд, и, конечно, ей было трудно заставить себя его испортить. Все это были мелкие детали, едва уловимые сбои в общей тщательно продуманной композиции, но они вызывали подсознательные сомнения у жертв обмана, подводили их к пониманию его механизмов.

— А кто же глава банды со свинцовыми дубинками, кто этот человек с бледным лицом? Петронилья в разговоре со мной назвала его: «ее брат».

— Симон мне говорил другое: «ее любовник, ее штатный любовник». Ладно, скажем так: ее брат и он же любовник. Кровосмешением такую женщину не отпугнешь!

— Да, вполне вероятно: проклятый сын от отца-священника или же сын великосветской колдуньи, зачатый ею от Сатаны в ночь шабаша. Говорят, что сатанинское семя ледяное. Наверно, это очень неприятно, как вы думаете, Анжелика?.. Не знаю, что здесь смешного, дорогой друг…

— ; — Очень любопытный вопрос вы мне задали, — ответила Анжелика, прыская от едва сдерживаемого хохота.

Наступали сумерки, небо окрасилось в темно-оранжевые тона, сгущался запах трески, усиливалась драматическая напряженность ожидания. Но и в поведении Амбруазины начала ощущаться неуверенность.

Проходя мимо, она услышала смех Анжелики, и эта их общая беззаботность — ее и маркиза де Виль д'Авре — вызвала в ней сомнение и тревогу. Не понимая, в чем дело, она еще более укрепилась в своих подозрениях относительно того, что ее теперешние противники оказались существами непредсказуемыми и даже более сильными, чем она. Дух скор, а плоть слаба. Напряженность этих бесконечно тянущихся часов физически сказывалась на Дьяволице. На ее тщательно ухоженной маске появились трещины, на очаровательном лице стали проступать признаки возраста, как будто вся накопившаяся подлость, ложь и преступления вдруг начали выходить наружу, как отвратительное нутро лопнувшего плода безумия, как гной из перезревшего нарыва.

У Анжелики вдруг начался кашель. Ее лихорадило, под округлившимися глазами появились синие круги. Чем закончится еще одна ночь?

— Вы плохо выглядите, — сказал ей Виль д'Авре, собравшись уходить. — Позвольте я помогу вам расшнуровать корсет и лечь в постель.

Анжелика любезно поблагодарила его, но от помощи отказалась, сказав, что все в порядке, кашель прошел, сейчас она заснет и к утру совсем отойдет.

— Вы не правы, отказываясь от моей помощи, — огорченно сказал Виль д'Авре. — Для болящих друзей я подлинная сестра милосердия. Вы слишком независимы, Анжелика. Слишком самоуверенны для женщины… Но что поделаешь… Не поленитесь согреть себе камень для ног.

После ухода маркиза ей пришлось признаться себе, что предложенная помощь была бы очень кстати. Она была настолько разбита, что приготовления ко сну дались ей с большим трудом. Ей не хватило сил даже на то, чтобы по совету маркиза нагреть камень в очаге. Ноги ее совсем закоченели, лицо пылало, кровать казалась жесткой, одеяло тяжелым, не Катало воздуха, пришлось подняться и приоткрыть окно. наружи дом охраняли поочередно Пиксарет, Барсампюи, Дефур и люди губернатора… Вроде бы, нечего бояться, но ей казалось, что ни стражи, ни стены не могли реально защитить ее от опасности…

Она решила спать дальше с зажженной свечой, но ветер сбил пламя. Сон не шел, ей не удавалось согреться.

Ночь была какого-то серого цвета, на фоне которого виднелись темные контуры деревьев. Вдруг за окном мелькнула чья-то тень. Кто-то проскользнул в дом и притаился у стены справа от нее.

Держа руку на рукоятке пистолета, она приготовилась услышать звук дыхания вошедшего, но услышала нечто другое — позвякивание ракушек, и почувствовала знакомый запах. Это был ее индеец Пиксарет…

Тогда она отложила в сторону огниво и кремень, решив, что если Пиксарет счел необходимым охранять ее прямо в комнате, то значит у него была на то какая-то причина. Удивительно, но она тут же погрузилась в спокойный наконец-то сон.

Ее разбудили звуки схватки, похожие на скачки тяжелого зверя по половицам. До рассвета было еще далеко.

На этот раз Анжелика зажгла свет и увидела Пиксарета, прижимавшего к полу какого-то человека.

— Он проник в твой дом.

— Кто это?

Пламя осветило бледное, испуганное лицо молодого матроса, по виду бретонца с рыбачьего судна.

— Что тебе здесь нужно?

Губы юноши дрожали, он не мог выговорить ни слова. Знает ли он вообще что-то помимо своего диалекта?

— Зачем я понадобилась тебе?

Наконец ему удалось собраться с духом и сказать:

— Прошу вас помочь, мадам.

— А что случилось?

— «Они» преследуют меня, — сказал матрос, которого Пиксарет поставил на колени перед Анжеликой и так держал. — Четвертый день подряд я пытаюсь убежать от них в лес, но они идут за мной вслед. Самый нехороший и хитрый из них это человек с бледным лицом. Не знаю, кто они такие, но уверен — они хотят меня убить.

— А зачем им тебя убивать?

— Потому что я видел, кто столкнул девушку с вершины скалы в тот день. Но этот человек тоже заметил меня, и с тех пор я скрываюсь от них…

Она вспомнила, что капитан бретонцев жаловался, что в экипаже началось дезертирство, и исчез один молодой матрос.

— Ты сам с рыболовецкого судна?..

— Да… Я слежу за сушкой рыбы. Целый день бегаю туда и обратно вдоль берега. За мной следят меньше, чем за другими. В тот день было жарко, и мне захотелось малины. Я знаю хорошее место, где она растет, неподалеку от бретонского креста. А тут как раз к берегу подошел корабль за пресной водой. Работать почти все перестали, я воспользовался этим и полез на гору. И там я увидел его…

— Кто это был?..

Несчастный юноша боязливо огляделся вокруг и прошептал:

— Человек в очках, который пишет бумаги для герцогини.

— Арман Дако?..

Он утвердительно кивнул головой и рассказал, что видел, как девушка подошла к секретарю, который показал ей на две корзины, стоявшие у вершины скалы. Она отправилась за ними, а секретарь на цыпочках пошел за ней и, когда она приблизилась к краю обрыва, сильно толкнул вниз.

— А я не догадался спрятаться. Обернувшись, он увидел меня… Тогда я ушел в глубь леса… Сперва хотел выйти к морю и все рассказать капитану, а потом решил, что из этого ничего не получится. Герцогиня свела его с ума, нашего Марьена Альдуша. Такой суровый человек, а совсем потерял голову… Потом я решил выйти к морю севернее, к мальвинам, которые собирались в обратное плавание, закончив сезон. Местность я знаю, знаю, куда идти. Мы приходим сюда уже не первый год. Я здесь бываю с тех пор, как стал юнгой. Но я быстро понял, что за мной следят. Где только я ни прятался — уйти было невозможно. Вот я и решил просить о помощи вас, мадам, потому что знаю, что вы не состоите в их банде. Как-то ночью я прятался на дереве, они об этом не знали, сидели у костра и разговаривали о герцогине. Они считают ее своей предводительницей. Они называют ее Велиалит. Они говорили и о вас, и о вашем супруге, господине де Пейраке. Они считают, что ей надо решиться убить вас до его возвращения, потому что хоть она и очень сильная женщина, но вы, возможно, сильнее ее. Я и подумал, что только вас я могу попросить о помощи.

Он протянул к ней трясущиеся руки:

— ..Если вы и взаправду сильнее ее, то помогите мне, Загородная дама!..

Несмотря на бретонский акцент молодого матроса, Пиксарет понял главный смысл его рассказа.

— Что можно сделать? — спросила Анжелика, обращаясь к нему.

— Я отведу его к Униаке, — ответил индеец, — он находится сейчас в хорошем месте, и сил у нас стало больше: из большой деревни Труро к нам подошли мик-маки, родственники Униаке. Правда, иногда они так напиваются, что сами не знают что говорят и чего хотят. То они слушают матросов с тех двух кораблей, которые бросили якорь за мысом, — там они достают водку, то слушают Униаке, нашего самого большого вождя, который говорит им что дикие гуси никогда не будут садиться на пруды того народа, который теряет рассудок осенью, как раз перед их пролетом.

Но их племя поддержит нас, когда настанет день мести. Этот день уже близок, и тогда Дети Зари выйдут из лесов и снимут скальпы с голов твоих врагов и тех, кто убивал наших братьев.

Назад | Наверх | Вперед

Оглавление
Анжелика Анжелика. Часть 1. Маркиза ангелов Анжелика. Часть 2. Тулузская свадьба Анжелика. Часть 3. В галереях Лувра Анжелика. Часть 4. Костер на гревской площади Путь в Версаль Путь в Версаль. Часть 1. Двор чудес Путь в Версаль. Часть 2. Таверна 'Красная маска' Путь в Версаль. Часть 3. Дамы аристократического квартала Дю Марэ Анжелика и король Анжелика и король. Часть 1. Королевский двор Анжелика и король. Часть 2. Филипп Анжелика и король. Часть 3. Король Анжелика и король. Часть 4. Борьба Неукротимая Анжелика Неукротимая Анжелика. Часть 1. Отъезд Неукротимая Анжелика. Часть 2. Кандия Неукротимая Анжелика. Часть 3. Верховный евнух Неукротимая Анжелика. Часть 4. Побег Бунтующая Анжелика Бунтующая Анжелика. Часть 1. Потаенный огонь Бунтующая Анжелика. Часть 2. Онорина Бунтующая Анжелика. Часть 3. Протестанты Ла-рошели Анжелика и её любовь Анжелика и её любовь. Часть 1. Путешествие Анжелика и её любовь. Часть 2. Мятеж Анжелика и её любовь. Часть 3. Страна радуг Анжелика в Новом Свете Анжелика в Новом Свете. Часть 1. Первые дни Анжелика в Новом Свете. Часть 2. Ирокезы Анжелика в Новом Свете. Часть 3. Вапассу Анжелика в Новом Свете. Часть 4. Угроза Анжелика в Новом Свете. Часть 5. Весна Искушение Анжелики Искушение Анжелики. Часть 1. Фактория голландца Искушение Анжелики. Часть 2. Английская деревня Искушение Анжелики. Часть 3. Пиратский корабль Искушение Анжелики. Часть 4. Лодка Джека Мэуина Искушение Анжелики. Часть 5. Золотая Борода терпит поражение Анжелика и Дьяволица Анжелика и Дьяволица. Часть 1. Голдсборо или первые ростки Анжелика и Дьяволица. Часть 2. Голдсборо или ложь Анжелика и Дьяволица. Часть 3. Порт-Руаяль или страдострастие Анжелика и Дьяволица. Часть 4. В глубине французского залива Анжелика и Дьяволица. Часть 5. Преступления в заливе святого Лаврентия Анжелика и заговор теней Анжелика и заговор теней. Часть 1. Покушение Анжелика и заговор теней. Часть 2. Вверх по течению Анжелика и заговор теней. Часть 3. Тадуссак Анжелика и заговор теней. Часть 4. Посланник короля Анжелика и заговор теней. Часть 5. Вино Анжелика и заговор теней. Часть 6. Приезды и отъезды Анжелика в Квебеке Анжелика в Квебеке. Часть 1. Прибытие Анжелика в Квебеке. Часть 2. Ночь в Квебеке Анжелика в Квебеке. Часть 3. Дом маркиза Де Виль Д'аврэя Анжелика в Квебеке. Часть 4. Монастырь Урсулинок Анжелика в Квебеке. Часть 5. Бал в день Богоявления Анжелика в Квебеке. Часть 6. Блины на сретение Анжелика в Квебеке. Часть 7. Сад губернатора Анжелика в Квебеке. Часть 8. Водопады монморанси Анжелика в Квебеке. Часть 9. Прогулка к берришонам Анжелика в Квебеке. Часть 10. Посланник со Святого Лаврентия Анжелика в Квебеке. Часть 11. Казнь ирокеза Анжелика в Квебеке. Часть 12. Письмо короля Дорога надежды Дорога надежды. Часть 1. Салемское чудо Дорога надежды. Часть 2. Черный монах в Новой Англии Дорога надежды. Часть 3. Возвращение на 'Радуге' Дорога надежды. Часть 4. Пребывание в Голдсборо Дорога надежды. Часть 5. Счастье Дорога надежды. Часть 6. Путешествие в Монреаль Дорога надежды. Часть 7. На реке Триумф Анжелики Триумф Анжелики. Часть 1. Щепетильность, сомнения и муки Шевалье Триумф Анжелики. Часть 2. Меж двух миров Триумф Анжелики. Часть 3. Чтение третьего семистишия Триумф Анжелики. Часть 4. Крепость сердца Триумф Анжелики. Часть 5. Флоримон в Париже Триумф Анжелики. Часть 6. Кантор в Версале Триумф Анжелики. Часть 7. Онорина в Монреале Триумф Анжелики. Часть 8. Дурак и золотой пояс Триумф Анжелики. Часть 9. Дьявольский ветер Триумф Анжелики. Часть 10. Одиссея Онорины Триумф Анжелики. Часть 11. Огни осени Триумф Анжелики. Часть 12. Путешествие архангела Триумф Анжелики. Часть 13. Белая пустыня Триумф Анжелики. Часть 14. Плот одиночества Триумф Анжелики. Часть 15. Дыхание Оранды Триумф Анжелики. Часть 16. Исповедь Триумф Анжелики. Часть 17. Конец зимы Триумф Анжелики. Часть 18. Прибытие Кантора и Онорины в Вапассу